• Большой пр. П.С., д. 9 - м. Спортивная
  • Морской проспект д. 15 - м. Крестовский остров (скоро открытие)
ежедневно с 9:00 до 21:00, кроме воскресенья

Интервью с ведущим пластическим хирургом

Интервью с ведущим пластическим хирургом

Направление пластической хирургии в DLclinic развивается с 2012 года. Тогда в клинику был приглашен опытнейший пластический хирург, челюстно-лицевой хирург Владимир Николаевич Бородулин, врач высшей категории с тридцатилетним стажем, действительный член ОПРЭХ. Мы побеседовали с Владимиром Николаевичем о модных трендах эстетической хирургии и о перспективах развития этого направления в нашей клинике и в России.

Пластический хирург Бородулин

– Скажите, пожалуйста, Владимир Николаевич, можете ли Вы выделить основные тренды современной эстетической хирургии? Насколько сильно изменилось это направление за время Вашей практики?

– На самом деле, мода особо не меняется. Есть наиболее популярные операции, с которыми ко мне всегда обращались и, я уверен, дальше будут обращаться мои пациентки: это подтяжка лицаувеличение груди и липосакция. За последние тридцать лет в просьбах моих пациенток мало что поменялось. Иногда появляется мода на отдельные операции или новые методики: вот сейчас, например, в DLclinic приходит очень много девушек для удаления комков Биша или проведения липофилинга. Но желания у этих пациенток абсолютно те же, что и у женщин, которых я оперировал тридцать лет назад: стать моложе, стройнее, скорректировать какие-то изъяны на лице.

– А кто эти женщины? В обществе бытует стереотип, что пластическая хирургия – это удел богатых людей. Согласны ли Вы с этим?

– Ну что вы, очень богатых клиентов у меня за всю практику было не так много. Ко мне в основном обращаются студентки, работницы сферы обслуживания, иногда учителя, женщины самых разных профессий, стремящиеся долго и активно работать, поддерживая отличную форму. Это простой средний класс. Они, конечно, не делают много операций сразу же, но одну процедуру в год вполне могут себе позволить. К тому же, цены на многие пластические операции в нашей клинике вполне доступны.

– И пластическая операция действительно может в корне изменить жизнь человека?

– Поверьте, у меня таких примеров масса. Порой преображение происходит буквально в течение месяца: приходит ко мне на приём невзрачная женщина с потухшим взглядом... И возвращается она ко мне на осмотр после операции совершенно другим человеком: стильная прическа, макияж, глаза сияют; а энергия от неё какая исходит! Причем, операции в таких случаях зачастую минимальные: блефаропластика или чуть-чуть липофилинга. Так что мы, леча внешность, придаем человеку уверенность и меняем к лучшему его жизнь.

– А как обычно проходит Ваша первая консультация с пациентом перед такой процедурой, как ринопластика, к примеру?

– Вообще консультации у всех пластических хирургов проходят стандартно. Человек приходит на приём, говорит, какая процедура ему нужна и какого эффекта он ожидает. При ринопластике приходится долго выслушивать пациента, чтобы понять, чего он хочет. К сожалению, не каждому носу можно придать какую-то идеальную форму, поэтому я сразу объясняю пациенту, что и как можно сделать в его случае. Есть различные технологии, при помощи которых можно примерно по фотографии расчертить и смоделировать новый нос, но при этом опыт показывает, что никакие 3D-моделирования не покажут реальный конечный эффект. Поэтому при проведении любых операций на лице очень важно, чтобы врач понимал ожидания пациента. И чтобы он объяснил ему в самом начале, что сделать можно, а что точно не получится.

– После того как операцию уже провели, сколько длится полный период восстановления? Существуют ли какие-то рекомендации, чтобы его было проще перенести?

– Планируя пластическую операцию на лице, надо иметь в виду, что следы оперативного вмешательства (припухлости, отечность, синяки) могут быть видны в течение одной -трех недель. Обычно эстетический результат после практически всех операций на лице виден через два — три месяца. Очень многое зависит от того, насколько качественно была проведена процедура, какие инструменты использовались. Ускорить процесс реабилитации помогают косметологические процедуры, например, микротоковый лимфодренаж и биомаска. В отделении косметологии Dlclinic для этого есть все необходимое оборудование и врачи. Ну и, конечно же, очень важно, чтобы пациент неукоснительно соблюдал рекомендации, которые мы ему даём при выписке из клиники. Если все эти составляющие успеха присутствуют, то и период восстановления пройдёт быстрее.

– А на лице остаются шрамы?

– Конечно, после операции в любом случае остаются рубцы там, где хирург прикоснулся к коже скальпелем. Но эстетическая хирургия делает эти шрамы аккуратными и малозаметными. К тому же, существуют методы, которые позволяют добиться уменьшения размера рубца. Так что не надо этого бояться.

– И как долго остается эффект после омолаживающей пластики лица?

– Омолаживающий эффект сохраняется от пяти до десяти лет после лифтинга, лет десять - после блефаропластики и других подобных процедур. К тому же, такие операции дают мощный профилактический эффект: лицо после них начинает стареть медленнее. Поэтому, сделав операцию в 50 лет, женщина не только лучше выглядит, но и стареет гораздо медленнее своих сверстниц. В итоге, к шестидесяти годам она будет выглядеть гораздо лучше своих подруг, которые такую операцию не делали.

– В России и за рубежом существуют какие-то стандарты проведения пластических операций?

– Единые стандарты для пластической хирургии не разработаны в принципе. Я даже не знаю, как вообще можно вгонять эстетическую хирургию в какие-то рамки. Эстетическая хирургия, как мне кажется, является истинным искусством. И каждый хирург как творец понимает красоту по-своему. Очевидно, что стандартную красоту создать невозможно. Если же мы говорим о качестве: так наша пластическая хирургия от заграничной ничем не отличается! Разве что у нас она даже лучше: был я недавно на курсах, где американцы показывали результаты, которых они достигли в пластической хирургии по своим определённым методикам, - так они от нас отстают на порядок. А там считаются одними из лучших хирургов! Однако если сравнивать средний уровень эстетической хирургии за рубежом и у нас в стране, то там показатели качества всё-таки повыше. За рубежом меньше шансов попасть к какому-нибудь бракоделу, а вот у нас - запросто. Как раз потому, что в стране нет единой системы обучения, единых стандартов, по которым бы оценивалась работа начинающих пластических хирургов. Нам после получения общего хирургического образования и специализации по пластической хирургии приходится всю жизнь ещё учиться самостоятельно, нарабатывая свой опыт.

– А откройте нам секрет: на чем тренируются молодые пластические хирурги?

– Конечно, в начале хирурги учатся в анатомическом отделении на неживом материале. А потом молодые хирурги делают операции под руководством опытных специалистов. Залог успеха в достижении мастерства заключается в том, чтобы постоянно делать операции, не бояться и нарабатывать навык, пробовать новые методики. Если хирурги не делают операции, то у них не возникает этот навык. Как, к примеру, я учился? Когда я проходил специализацию по эстетической хирургии, мои профессора часто брали меня с собой на операции и давали мне делать какие-то маленькие участки под их руководством, чтобы мне был понятен сам процесс.

– Бытует мнение, что делать пластику за рубежом лучше. Это действительно так или это миф?

– Поверьте мне, у меня была масса пациентов, вернувшихся из-за рубежа, которым мне приходилось переделывать операции. Иногда они приезжали с тяжелейшими осложнениями: например, у одной пациентки после установки силиконовых имплантатов началось заражение крови. А в зарубежной клинике ей помогать отказались. И помогал ей, и реабилитировал ее я. Или вы думаете, что у зарубежных врачей не бывает осложнений? Да у всех они бывают. И у отличных хирургов после операции могут возникнуть проблемы: от этого никто не застрахован.

– Почему тогда, по-вашему, появился такой стереотип? И почему люди до сих пор едут за границу, чтобы сделать более качественную, по их мнению, пластику?

Проведение пластических операций– Этот миф возник из-за того, что наши СМИ подают всё так, будто это из ряда вон выходящий случай, если возникли осложнения после пластики. Хотя на самом деле это та ситуация, к которой должны быть готовы и врач, и пациент. Просто решать эту проблему нужно иначе. Нужно поговорить с пациентом, объяснить ему, почему так произошло, сделать дополнительную операцию по исправлению этих осложнений. А скандальные случаи возникают из-за того, что недобросовестные врачи отмахиваются от своих пациентов, когда те приходят к ним с такой бедой. И на этой почве, естественно, возникает конфликт. Конечно, думать, что у лучших хирургов никогда не бывает осложнений - это заблуждение. Ведь каждый человек, каждый организм индивидуален. Осложнения могут быть даже при совершенном техническом выполнении хирургической операции. И я, например, не скрываю: у меня при операциях крайне редко, но всё же были осложнения. При этом у меня другой подход к таким пациентам: я их ни в коем случае не бросаю. Представьте себе: я тридцать лет работаю, а у меня не было ни одного судебного процесса, даже ни одной жалобы! Сложные ситуации были, однако каждый раз мы с пациентами благополучно их разрешали.

– Скажите, часто ли к Вам в клинику обращаются люди из других городов или даже стран?

– Очень часто. И не только ко мне, приезжают и к нашим стоматологам, и к косметологам. Сегодня, например, я оперировал пациентку из Калининграда, которая обратилась к нам по совету своих знакомых. Из-за рубежа приезжают реже, но уже регулярно. Больше всего людей приезжало из Финляндии, несколько человек прилетали из Америки. Узнают обо мне, о нашей клинике обычно от знакомых, по "сарафанному радио", но постепенно сказывается также распространение информации в интернете.

– А как часто к Вам обращаются мужчины?

– Мужчины обращались к пластическим хирургам всегда. Просто это не принято афишировать. В последнее время поток увеличился, но обращение мужчин к пластическому хирургу пока не носит массовый характер. Обычно мужчины приходят для того, чтобы сделать липосакцию, пластику век, иногда - для подтяжки лица.

– Владимир Николаевич, а какие инновационные методики в пластической хирургии, которые существуют сегодня, Вы используете в Dlclinic?

– Пластическая хирургия в последнее время стремительно развивается, постоянно появляются всё новые и новые методы. Взрыв и мощное движение вперед в плане развития эстетической хирургии произошло ещё лет 15 назад, когда появились современные материалы, инструменты. Появились эндоскопические методы, нити, липофилинг и масса других методик. В DLclinic, к примеру, для хирургических операций, глубокой лазерной шлифовки кожи и удаления новообразований мы используем радиочастотный нож Сургитрон и лазер Dermablate MCL-31. Липосакцию мы проводим на современном аппарате для водоструйной липосаксации Body Jet, который позволяет не только избавиться от лишних жировых отложений, но и параллельно провести процедуру липофилинга. Но великолепное оснащение клиники условие необходимое, но не достаточное. Я каждый год езжу на курсы для того, чтобы повысить квалификацию, обменяться опытом с другими хирургами и применить потом на практике новейшие методики. Так что наши пациенты могут быть уверены — эстетическое лечение в Dlclinic проводится на самом высоком уровне.

Беседу с врачом провела корреспондент Екатерина Ляхова. 

К статьям раздела «Полезные советы»